Банкротство без судебного акта ​​​​​​​о правоприемстве

В деле № А41-10397/2022 Верховный Суд РФ решает вопрос: работает ли упрощенный порядок возбуждения дела о банкротстве, обусловленный специальной правоспособностью кредитной организации, в том случае, когда банк все-таки получил судебный акт о взыскании долга, а затем уступил право его требования третьему лицу, не оформившему после этого процессуальное правопреемство в деле о взыскании и сразу обратившегося с заяалением о признании должника банкротом. Заявитель не представил судебные акты о процессуальном правопреемстве в отношении просуженных первоначальным кредитором требований, на которых было основано поданное им заявление о банкротстве должника. Суд первой инстанции прекратил производство по заявлению такого лица, данную позицию поддержали апелляционный и окружной суды.

Заявитель обратился в Верховный суд, рассмотревший этот спор 30 января 2023 года, и пока в картотеке дела имеется лишь информация о том, что решения нижестоящих судов отменены полностью, а дело направлено на новое рассмотрение.

Почему решение ВС РФ важно?

Заявитель считал, что право инициировать процедуру банкротства в упрощенном порядке у него уже существует в силу получения от банка основанного на кредитном договоре требования к должнику, вследствие специальной правоспособности кредитной организации. Такое право, будучи закрепленным в п. 2 ст. 7, п. 2 ст. 213.5 закона о банкротстве, не требующей от банков наличия вступившего в законную силу судебного акта о взыскании задолженности, не может зависеть от наличия или отсутствия судебного акта о правопреемстве в деле о взыскании долга, даже если соответствующее решение суда и было постановоено.

В соответствии п. 2 ст. 213.5 закона о банкротстве суду необходимо проверять, является ли заявленное требование следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации, и при установлении такового – разрешать по существу вопрос о его обоснованности и введении процедуры банкротства.

В то же время, согласно правовой позиции, приведенной в пункте 6 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» , если заявление о признании должника банкротом подается лицом, являющимся правопреемником истца по делу, судебным актом по которому подтверждено требование заявителя, то к такому заявлению, по смыслу п. 3 ст. 40 Закона о банкротстве, должно быть приложено определение суда, принявшего указанный судебный акт, о процессуальном правопреемстве. 

Дела, в которых требования заявителя по делу о банкротстве, не являющегося кредитной организацией, возникли из обязательств должника по кредитному договору, уже не один раз были предметом рассмотрения в судебной коллегии. Сложившаяся практика исходит из того, что для обращения с заявлением о банкротстве не требуется наличия вступившего в законную силу судебного решения о взыскании долга. Данная позиция сформулирована высшим судом еще в Определении от 24.10.2018г. № 305-ЭС18-10166, а еще ранее - в Обзоре судебной практики №4"2016, утвержденном 20 декабря 2016г.

Насколько общее адресованное заявителю требование оформить правопреемство в деле о взыскании задолженности, будучи следствием  наличия обязанности подтверждения наличия денежного требования вступившим в законную силу судебным актом, распространимо на цессионария, получившего право требования по кредитному договору, пусть и после состоявшегося решения о взыскании долга, — вопрос, на который, судя по всему Верховный Суд и намерен дать ответ в рассматриваемом деле. Представляется, что такое требование совершенно излишне.